Ну вот. Я снова дома. В Лейпциге. И даже если я без больших сопротивлений сел в самолёт, то сердце у меня обливалось кровью.
Не хочу возвращаться к этой дурацкой жизни.

У нас с екстремалом так ничего и не было. В смысле почти было, но не полностью.
Кто я после этого? "Без пяти минут трахнутый" или как?

Екстремал называет меня насильником, потому что я его развращаю против его воли.
Интересно выходит: я вот уже двух парней "изнасиловал" и до-сих пор ни с кем мы нормально не трахались.

А ещё екстремал говорит, что я себя эту неделю хорошо вёл. В смысле не орал на него и всё такое. Это его очень удивило, потому что он думал, что я не могу вести себя хорошо вообще. Но я же ему обещал, вести себя хорошо? А обещание, это для меня обещание.
Многого, что он мне обещал, он правда не сдержал. Конечно очень обидно, что я почти ничего нового о нём и не узнал. Но как ни странно, я уже не могу на него злиться.
Он тоже говорит, что вообще-то хотел со мной ходить в город и всё такое, но там такие обстоятельства и всё такое...
Он говорит, что хотел бы увидеть меня ещё раз. Хочется верить. А ещё больше хочется ещё раз съездить в Питер.

Короче теперь мне нужно найти другого парня из Питера, чтобы он был предлогом для того, чтобы поехать туда ебаться и главное, увидеть екстремала и шираха снова.

Написать комментарий

вернуться к странице